Председатель Ступинского городского суда Майборода О.М. и особенности её правосознания

Не стоит объяснять злым умыслом то, что объясняется глупостью.
Наполеон

 

Ступинский городской суд
Ступинский городской суд


Эта статья, вовсе не о недалёкости председателя Ступинского городского суда, как это может показаться некоторым.
А о том, как досточтимая Ольга Михайловна Майборода основополагающие принципы правосудия своим личным амбициям в жертву принесла.


Пенсия (пожизненное содержание) судьи сейчас составляет примерно 80 тысяч рублей. Выходное пособие - около 2 млн. рублей. Ежемесячный оклад судьи, более 100 тысяч рублей. Ежегодные выплаты, по результатам работы, до 10 окладов. Это я к тому, что совсем не забесплатно судьи правосудие вершат.
Кстати, свои доходы, на сайте Ступинского городского суда, они почему-то не декларируют. Хотя доход, некоторых из технических работников суда, там можно найти.


Два года тому назад, сотрудники полиции изъяли у трёх предпринимателей товар, на общую сумму в 5 млн. рублей.
По закону жанра, уладить этот вопрос предприниматели должны были лично с начальником ОЭБ и ПК Акимовым. Однако, эти сквалыги к Акимову не пошли - дорого, говорят.
В свою очередь полиция, не добившись от предпринимателей должного понимания, уголовные дела против них возбудила. По незначительной части, изъятого у них товара (0,007%). Явно не предполагая, что обнаглевшие «коммерсы», после этого, будут остальную часть своего товара требовать им назад, бесплатно вернуть.
Вначале, с этими своими смешными требованиями, предприниматели в полицию было сунулись. Последние были сильно недовольны и мигом их из полиции далеко и надолго отправили. Можно даже сказать на три угловатые буквы русского алфавита послали.
Тогда, они к прокурору пошли. Уповая, всё больше на статью 35 Конституции РФ, согласно с которой никто не может быть лишён своего имущества иначе, чем по решению суда.
Но и в прокуратуре, обобранных предпринимателей встретили не ласково.
Заместитель прокурора Чакин, главный там затейник и балагур, доходчиво им объяснил, что они скорее от мёртвого осла уши у Пушкина получат, чем свой товар.
Поэтому, предприниматели весь последующий год свои жалобы на прокурорских во все инстанции писали.
И так их достали, что твёрдый Чакин вынужден был выставить в коридор прокуратуры дополнительный стул для посетителей.
Более того, проявив выдающуюся увёртливость, он потребовал от полиции, на изъятое у предпринимателей имущество, получить в суде решение на его уничтожение. То есть, как бы поручил полиции на этот раз поступить с имуществом предпринимателей по закону, а не как обычно.
Первый иск об уничтожении имущества, направленный ОМВД в суд, рассмотрела федеральная судья Романенко Л.Л.
Весело и задорно проведя процесс, она ожидаемо пришла к выводу - товар следует уничтожить.
Романенко Л.Л. сейчас наиболее компетентный в Ступинском суде цивилист. Однако, компетенции рассматривать этот иск, у неё не было. Иск не подведомствен суду общей юрисдикции.
Никто не может быть лишен права на рассмотрение его дела в том суде и тем судьей, к подсудности которых оно отнесено законом, устанавливает Конституция РФ (ст.47).
Этот иск подсуден арбитражу. Поэтому, рассматривая его, в Ступинском суде, Романенко Л.Л., тем самым, лишала предпринимателя права на справедливое правосудие.
Понять её можно. В ходе процесса, она, в основном, представителя ответчика всячески пыталась уязвить и, в пылу борьбы, пропустила его довод об арбитражной подсудности иска.
Кстати, к Романенко Л.Л. я всегда относился с уважением и ни раз, упоминал её, в своих публикациях.
В частности, мне импонировало её умение органично разнообразить унылый процесс своими гендерными фантазиями.

Лишённый своего имущества, теперь уже и Романенко, предприниматель обратился к председателю суда Майбороде О.М.
Поинтересовался,почему Ступинский суд нарушает закон? Почему принял к своему производству и разрешил дело, подведомственное арбитражу?
Майборода О.М., проявив редкостное прямодушие, в своём письменном извещении, ответила ему на это, примерно следующее.
Ступинский суд отказывался вначале этот иск ОМВД принимать. Однако, сверху было указано - иск принять. Тут уж не до Конституции.
То есть, чистая сердцем Майборода, фактически, признала, что все эти глупости о независимости и беспристрастности суда, существуют до первого указания сверху.
Более того, она и сама решила подставиться. Лично к своему производству второй, подобный иск ОМВД, вслед за Романенко, приняла. Будучи уверенной в том, что административный ресурс сейчас, поважней Конституции будет.
И если, не утратившая задора Романенко неправосудное решение по «неосторожности» вынесла, то председатель суда Майборода О.М. сознательно против закона и Конституции попёрла. Находясь, при этом, в твёрдом уме и здравой памяти.
Мне всегда казалось, что в расхожем выражении – каждая умная женщина знает, что она дура – что-то не так. Впрочем, к Майбороде О.М. это никаким боком.

Тем временем, в Москве, коллегия судей давала оценку решению Романенко по первому предпринимателю. Дважды на час, трое судей в мантиях уединялись в совещательную комнату, для принятия решения. Не получалось у них так, чтоб и рыбку съесть и мягко сесть.
В конечном итоге, неправосудное решение Романенко Л.Л. было отменено.
А у Майбороды в производстве, точно такой же иск ОМВД ко второму предпринимателю остался, принятый ею, скорее всего, для того, чтобы лично посрамить представителя ответчика, а заодно и Конституцию.
Деваться некуда. На следующем заседании, не моргнув глазом, Майборода зачитала, вынесенное ей по собственной инициативе, определение о прекращении производства. Забыв, при этом, даже спасибо за внимание участникам процесса сказать.
Почему председатель суда сама на вопиющие нарушения закона, пошла? Что это – личные антипатии, или вынужденная поддержка прокурорских и силовиков?
До суда, Майборода О.М. в администрации города работала. Где, видимо, ей в душу глубоко запал эффективный стиль менеджмента. Я – начальник, ты - дурак, и наоборот.
Не будет чрезмерной смелостью предположить, что Майборода О.М. вспомнила об этом методе руководства, неожиданно став председателем суда.

Б.Г. Ольхов