ООО «Марс» - из благодетеля в холуя и угодливого донора для чиновников. - управляя автомобилем в состоянии тяжёлого алкогольного опьянения, водитель двигался в направлении города Ступино

Содержание материала

 

19 января 2008 года, управляя автомобилем в состоянии тяжёлого алкогольного опьянения, водитель двигался в направлении города Ступино. Содержание этилового спирта в его крови составляло 3,2%, что, для менее привычных к алкоголю граждан, смертельно. А у более привычных, в таком состоянии появляются галлюцинации, провалы памяти и происходит самопроизвольное мочеиспускание. Замысловатая траектория его движения, удивила встретившегося ему таксиста, который подумал, вначале, что кто-то "шуткует" впереди него. Но, чудом избежав столкновения, он объявил по громкой связи об опасности на дороге. Следующему таксисту так не повезло. Он не сумел "увернуться", и пьяный водитель врезался в правую сторону его автомашины. Погиб пассажир Лучинин на переднем сидении, а его жена, сидевшая на заднем, была отправлена в больницу. У них осталось двое несовершеннолетних детей.

C точки зрения вменяемости, виновным, в случившейся трагедии, безусловно, должен быть признан пьяный водитель. Но, обвинение милиционеры предъявили трезвому таксисту. Так решил начальник следственного отдела Зверев. Видимо, руководствуясь, при этом, исключительно своей совестью. А пьяный водитель даже не был лишён прав. Более того, всё тот же  Зверев, пятый  год продолжает умело следствие по этому ДТП волокитить. Из-за чего семья погибшего Лучинина, до сих пор не может получить положенную ей страховку, компенсацию и возмещение вреда.

Между тем, злые языки утверждают, что как раз сразу после этого ДТП, сестра пьяного водителя продала квартиру.  Впрочем, какое к делу это имеет отношение?

Со дня трагедии прошло более четырёх лет. Предварительным следствием, виновный в ДТП, окончательно так и не установлен. Чтобы привлечь внимание общественности к этому беспределу, первый канал телевидения готов был сделать по данному делу сюжет. Но вдова Лучинина, от помощи тележурналистов отказалась. Она откровенно боится за своих детей. Ей был уже сделан анонимный звонок с угрозой.

Информацию об этом случае на дороге, я публикую без разрешения потерпевшей семьи. На свой страх и риск. Вдова устала сама бороться с "системой" и ничего не хочет. Даже те 140 тысяч рублей, которые железно положены семье по ОСАГО.

Ну, а главный виновник "торжества" начальник СО Зверев, это дело по ДТП от 19 января 2008 года успешно утратил - куда-то сплавил. Для всех, вроде бы, он передал его  в главк. А на самом деле, оно, скорее всего,  навсегда  «затерялось» у него в глубоком сейфе. Однако, держит начальник своё слово перед кредиторами!

«Существует главный закон системы. Закон этот очень прост. Если менты тебя ограбили или изувечили ты просто жертва. А если ты еще и жалуешься, ты становишься преступником. Ты идешь против системы и подлежишь наказанию».

Исходя из смысла этого «закона», мать потерпевшего Кузеванова, ни в коем случае, не должна была жаловаться  и требовать  наказания для мента. Не подумала она, погорячилась. За это, начальник СО Зверев  бедную женщину  примерно наказал - сына её в преступника превратил, возбудив, в отношении него, уголовное дело. Почти  через два года, после того как ему  мент голову прострелил.

Основанием, послужило заявление Кузнецова, в котором, чистый сердцем милиционер всё правдиво рассказал и объяснил. Оказывается, он вовсе, ни в кого и не стрелял. Хотя, ни на минуту  из рук свой травматический пистолет не выпускал. Крепко его держал, когда потерпевший Кузеванов  со своим другом,  попытались,  было, у него  этот пистолет вырвать. В ходе борьбы, неосторожные преступники сами, случайно друг друга перестреляли. Вначале, Кузеванов «направил» руку милиционера с пистолетом в сторону своего друга, и произвёл в него два «непроизвольных» выстрела. Затем, его друг произвёл три  «непроизвольных» выстрела, «направив»,  всё ту же руку мента, уже  в Кузеванова.  Последний случайный выстрел оказался  контрольным - Кузеванову в теменную часть головы.

Эта байка, была с пониманием встречена  руководством УВД. Всё, наконец,  встало на свои привычные места - с ног на голову. Можно было начинать Кузеванову дело «шить». Заморачиваться на «мелочах» - не стали. Таких, например,  как заключение экспертизы, которое полностью исключило саму возможность производства непроизвольных выстрелов. То есть, в тот момент, когда Кузнецов «удерживал» свой пистолет в руках, никто другой из него, уже выстрелить не мог. Такой акробатический этюд - в принципе невозможен. А это значит, что мент сам, умышленно контрольный выстрел Кузеванову  в голову  сделал. И от этого,  никуда не денешься.

Но, не это главное, решил начальник СО Зверев. Важнее - «правдивое» объяснение милиционера. Против которого, когда речь идёт о ментовской солидарности, слово эксперта ничего не значит - пустой звук, а  здравый смысл – вообще, не при делах.
Разумеется, что вслед за начальником, в байку о волшебных «выстрелах» поверила и следователь. Она дополнительно установила, что Кузеванов - хулиганил, в тот момент, когда в него стреляли. За что, заслуженно получил контрольный выстрел себе в голову, когда милиционер, таким образом,  его к порядку призывал.

Естественно, Кузеванову предъявили обвинение в хулиганстве. А это значит, что его дело будет направлено в Ступинский городской суд. Где, скорее всего, прокурор для него потребует наказание в виде  лишения свободы. А заслуженный судья Сотников, скорее всего, с прокурором согласится - посомневавшись, и уединившись в совещательную комнату. А как иначе? Чтобы другим, неповадно было!
Доигралась, одним словом, мать. Ради сына-инвалида против власти попёрла. Вот, до чего додумалась! А «власть надо уважать, она от бога». Об этом народу по телевидению, оскароносец  Н. Михалков  не единожды вещал.

Во всей этой истории, безусловно, отъявленным молодцом проявил себя  начальник СО Зверев. Красавчик! Ловко он мамашу развёл, и, одновременно, с грацией бегемота сумел Кузнецова отмазать.

Весь этот беспредел, вынуждены оформлять следователи, технические работники судов и прокуратуры. Они, в основном, женщины. Те, которых от грязных методов путинской системы  «право охранения», тошнит – уходят.  Остальные, постепенно  привыкают.

Зачем нам сейчас, именно такая полиция понадобилась? Почему после реформы, любой неграмотный рядовой полицейский стал получать больше, чем образованный учитель, а младший офицер - в два раза больше? Зачем  национальный лидер всё это для нас учудил?
Интересно, что сейчас, на тысячу россиян почти девять полицейских приходится. Для сравнения, в Японии на тысячу населения всего два полицейских, в Англии - три, в США - менее четырёх. И, ничего – справляются. Зачем  же тогда нам,  вся эта свора?
Уверен, что ответы на все эти вопросы, хорошо знают избиратели, которые  за  Путинскую «стабильность» проголосовали. Те самые, которые, видимо, к нему сердцем прикипели. Как рабочие с Уралвагонзавода  Действительно - кто, если не он?

Кстати, о стабильности. У нас в Ступино, все вопросы по ней,  давно уже сняты. И если ранее, в  городе два активных оппозиционера наблюдалось  -  А. Чугуев от Справедливой России и Н. Кузнецов от Яблока - то, сейчас их, вроде бы, и не слышно. Притихли. После того, как полицейские жёсткое обвинение им предъявили. По одной и той же статье - насилие в отношении представителя власти, называется (318 УК РФ). Наказание по ней – до пяти лет лишения свободы.

Теперь, оба «либераста» - тихо дома сидят и  не питюкают. Понимают, что как только высунутся, их дела моментально в суд, к заслуженному судье Сотникову  направят. А тот им там, точно спуску не даст.
Похоже, что вертикаль мелкого, всё готова своей полиции простить за такое усердие.  

Любопытна, в этом отношении, история с Домом быта,  который в Ступино, на Проспекте Победы построил новоиспечённый депутат  А. Мосин. На этот дом, он ещё в   2003 году с граждан-предпринимателей, деньги собрал. Обещал, что по завершению строительства, торговые площади им в собственность передаст. Но, пока ещё, не передал. И, похоже, никогда не передаст. Во всяком случае, добровольно.

Взамен, своим инвесторам, депутат нехитрую комбинацию из трёх пальцев продемонстрировал. А вернее, совершил действия, похожие на мошенничество.

Деньги от доверчивых граждан, Мосин получал по договору с ЗАО «Стройнефтепродукт». А право собственности, на построенный Дом быта, он зарегистрировал на ООО «Стройнефтьпродукт». Чувствуете разницу?

То есть, новый собственник получил уже Дом быта, без всякого обременения и  без обязательств по договорам  соинвестирования. И теперь Мосин, никому  уже ничего не должен. Особенно тем, кто ему свои последние сбережения отдал. Так как своё первоначальное ЗАО «Стройнефтепродукт»,  депутат давно уже похоронил.

Соинвесторы кинулись, было, в полицию. Караул, кричат, грабят! Но там им быстро на дверь указали. Сказали, что полиция, мол,  не намерена вмешиваться в «споры» хозяйствующих субъектов с участием Мосина. Тогда, они статью 159 УК РФ полицейским под нос сунули. Где, чёрным по белому написано, что мошенничество – «это хищение чужого имущества или приобретение права на чужоё имущество, путём обмана или злоупотребления доверием». Потребовали, чтобы стражи порядка в отношение Мосина, уголовное дело по этой статье возбудили. Но, полицейские, и не таких отшивали. А тут, на кровное,  жадные коммерсы  губы раскатали. Здоровей - видали!

Тем не менее, закон требует от правоохранителей, как бы,  реагировать на обращения граждан. Безотносительно к крышуемым. Поэтому, полицейские, совместно с прокурорскими, решили беспокойных коммерсов по безопасному для Мосина  кругу запустить. Чтобы заодно, в случае чего, задницу себе прикрыть.

Схема - такова. На заявления о преступлении Мосина, капитан Латарцев всегда одно и тоже постановление выносит - об отказе в возбуждении уголовного дела. А если коммерсы продолжат жаловаться, то прокурорские, это постановление отменяют. При этом, ещё, самым натуральным образом, от возмущения щёки надувают. Обижаются. Не выполняют, мол, полицейские наши указания.

Затем, Латарцев, вновь, точно такое же постановление об отказе в возбуждении дела вынесет. Но уже,  в тихую, никого об этом не извещая. А прокурорские, его опять отменят, если граждане задёргаются. И так, до бесконечности.

Сейчас правоохранители, таким образом,  коммерсов уже по третьему кругу пустили. Вроде бы, с виду  всё по закону делают, и процедура соблюдена, а на самом деле фуфло -  изощрённое издевательство. Эффективный инструмент  безопасного крышевания, с претензией на соблюдение закона.

Ходят слухи, что «иммунитет» от уголовного преследования, Мосин получил, когда кое-кто  из прокурорских, в его Доме быта, себе в собственность помещения оформил. Всё больше, сплетники, намекают на одну прокурорскую семью    Я, в это  - не верю!

Примечательно, что в этой самой истории с Мосиным, во всей красе, явила себя народу, личность нашего главы администрации. Матёрый, надо признать, человечище, этот наш Павел Иванович Челпан!  Пять лет упёртый, акт о вводе Дома быта из-за принципа не подписывал. На сотни миллионов рублей вред, тем самым, шестидесяти предпринимателям причинил. Наконец, в 2011 году, сподобился и акт подписал. От чего, его принципиальная позиция, на самодурство,  ещё больше стала смахивать. Ведь, за пять лет, ничего с этим домом не изменилось. За что тогда, предприниматели мучились? Что мешало мудрому Челпану, подписать акт ввода и разрешить соинвесторам торговые площади использовать. Пусть, себе торгуют. А, затем уже, в суде, по пацански с Мосиным разбираться, если у них там какие, между собой, тёрки по деньгам появились. Чем  коммерсы, лично перед главным чиновником в Ступино провинились?

Удивительно, но все проблемы по Дому быта, сами по себе, вдруг  моментально разрешились, как только  Челпан с Мосиным  закорешились. Какое совпадение!