Марсианские парадоксы

"Больше всего сил мы тратим на отрицание реальности", Маргарет Тэтчер


Недавно бесследно исчез заметный в городе предприниматель - владелец организованной под "Марс" компании. До этого, в дом другого, не менее заметного бизнесмена, обслуживающего всё тот же "Марс", ворвались преступники и забрали порядка 300 тысяч долларов. Наконец, владелец третьей компании, предоставляющий услуги "Марсу", вынужден был выкинуть 150 тысяч долларов из окна электрического поезда на станции Шугарово.
Необходимость выкидывать пачки долларов из электропоезда, разумеется, возникает не для каждого бизнесмена, рискнувшего поддерживать деловое сотрудничество с ООО "Марс". Также как и переизбыток наличности у приближённых к компании предпринимателей сам по себе не обязательно должен являться поводом для гражданской ярости. Это всего лишь любопытная, уточняющая деталь, используемая мною исключительно для привлечения внимания читателя.


Преступления вокруг известной компании вовсе не доказывают её сотрудничества с организованной преступностью. Не думаю, что президент "Марса" аккуратно и своевременно передаёт деньги на "общак". Для подозрений нет достаточных оснований. Тем более, что наш "Марс" давно настойчиво и успешно борется с преступностью. На сегодняшний день, например, уже осуждено более десяти расхитителей шоколадных батончиков. Не мудрено, что такая последовательная политика привела компанию к желаемому результату: в прошлом году ни одного уголовного дела в суде по фактам кражи шоколадок. Победа достигнута, в том числе, и благодаря хорошо продуманной работе главного на "Марсе" специалиста по безопасности. Хотя не исключён и другой, менее впечатляющий вариант: по причине его отказа регистрировать в правоохранительных органах случаи хищений.
Отправляя в места лишения свободы расхитителей, компания, между тем, не заметила, как в городе появился новый вид преступлений: нападения на фирмы, организованные под "Марс". Видимо, это когда обязательные "откаты" уже достигли своего критического значения. Такое - не по понятиям и в одно лицо - изъятие средств серьёзно озаботило организованную преступность, решившую самой поучаствовать в обслуживании успешного производителя. Сработал на это и ежедневный телевизионный соблазн в виде обещанного для всех "пребывания в шоколаде", разумеется, совместно с "Марсом". Кстати, сейчас правоохранительные органы проверяют ещё один "шоколадный" материал: заказ на физическое устранение конкурента. Оба - заказчик и заказанный - являются предпринимателями обслуживающими всю ту же компанию.


Год назад наш шоколадный производитель был признан лучшим иностранным работодателем. Ободрённый таким успехом президент г-н Смайт заявил: "ООО "Марс" является одним из крупных налогоплательщиков Московской области, при этом являясь "прозрачной" компанией, заинтересованной в соблюдении и соблюдающий все требования российского законодательства". Сдаётся, что и на этот раз покривил душой доверчивый Ричард. Нет, насчёт "заинтересованной в соблюдении", кто бы спорил? А вот "соблюдающей" - это уже крайне сомнительно+ Напомню господину Смайту о противозаконной "марсианской" схеме по уходу от налогов с использованием личных автомобилей сотрудников. Да и принудительно-добровольным договор страхования жизни "марсиан", оставляет к компании слишком много вопросов и безграничный простор для отмывания денег. Видимо забыл президент, как совсем недавно уже попался на вранье суду. Надо бы поосторожней!


Случаи коррупции давно уже не вызывают в обществе даже умеренное гражданское негодование. Не стоит ожидать заметных проявлений мстительных классовых чувств и по отношению к непохвальным действиям Смайта. Эка невидаль - немного привирающий президент! Подобные мелкие шалости не сопоставимы с глобальными заслугами "Марса". Такими, например, как поставки самому Пентагону шоколадных батончиков в сухой паёк каждого солдата, что, безусловно, добавляет комфорта в дело борьбы США с терроризмом.
Горячие головы из "марсианской" тусовки заслуженно гордятся, приобретённым компанией правом на нарушение закона. Показательно, в этом смысле, поведение на суде представителя "Марса". Серьёзный юрист не унизил себя ответом на простой вопрос: "А что правду говорит президент, утверждая, что его компания не использует противозаконные схемы по уходу от налогов?" Не воспользовался он и известной для адвокатов формулой: "Мне, по крайней мере, об этом ничего неизвестно +" Сметливый молодой человек в нужный момент, как нельзя удачно перевёл взгляд на судью. И, - какое совпадение - неудобный вопрос был незамедлительно снят. Не удалось, таким образом, установить через суд непорочность "Марса". Не получилось, также, окончательно покончить с названием любимого руководителя негодными словами.


Впрочем, для топ-менеджеров эти надоедливые заметки уже давно не являются сильным источником разочарования. Хотя некоторое раздражение в руководстве ещё заметно. Отсутствие всякой возможности открыто отрицать упомянутые в них нарушения, компания удачно компенсирует глубоко продуманным противодействием. Судя по всему, аналитические головы "марсиан" мучительно трещали, прежде чем в борьбе за правое дело кондитеры решили использовать опыт Паниковского. В строгом соответствии с проверенным методом нарушителя конвенции Ричард Смайт гневно вопрошает: "А ты кто такой?" - "Нам не понятно, почему адвокат (+) считает себя вправе давать (+) оценки законности деятельности компании +" - возмущается он. Президент, пребывающий таким образом в "непонятках", всё же инстинктивно требует немедленного увольнения адвоката. Дополнительно к этому, видимо окончательно изощрив все свои интеллектуальные возможности, он даёт личное заключение о квалификации юриста, в котором приходит к неутешительному выводу: нелюбезный ему адвокат неправильно представляет интересы своих клиентов. А с таким положением дел в российском судопроизводстве, не страдающий чрезмерным добродушием Ричард не готов и не будет мириться. Кстати, при всех своих прискорбных качествах в обычной жизни президент не отличается примерной злобностью.


И если уволить адвоката ему пока не удалось, то здравый смысл в зале суда был им изрядно посрамлён. Президент, с блеском доказал, что он ни коим образом не затронул деловую репутацию адвоката, когда потребовал его увольнения как неприятную личность не питающую должного почтения к "Марсу", и к тому же, допускающую профессиональные ошибки. Справедливый суд с радостью разделил его позицию, немного ослабив требования к связности своего решения и предоставив законам логики на это время непродолжительный отдых. Такое беззастенчивое попрание всякоё очевидности вполне обоснованно порождает глубокое беспокойство. А что, если завтра компания начнёт посрамлять другие более привычные константы? Через тот же суд, например, установит в Ситенке марсианский коэффициент свободного падения или, на худой конец, разрешит для себя квадратуру круга. Примеры, конечно, крайние и плохо уживаются с рассудком, но с уязвлённых менеджеров многое может статься. В этой связи для всесторонне одарённого Ричарда - друга парадоксов - небезынтересно следующее умозаключение: приобретая шоколадный батончик, легкомысленный покупатель, тем самым, финансирует коррупцию. А вот проголодавшийся водитель, нажимая на тормоз, напротив, борется с ней. Эти предположения целиком основываются на упомянутых мною фактах и намеренно адаптированы с учётом стилистики легко воспринимаемой "марсианами".


Шелест купюр, денежный звон опускают любую моральную планку, исключая саму возможность неприятия откровенной ахинеи. Невесёлость ещё в том, что руководство не заботит соблюдение даже минимального приличия. "За нелюбовь к "Марсу" придётся расплачиваться" - торжественно предостерёг меня представитель компании. Уже исполняя в зале суда ритуальный танец "Победа над злом", он многозначительно заметил: "Дураки - не боятся". Стало тревожно. Показалось, что обуреваемый жаждой мести юрист готов переступить черту закона и, более того, углубиться в пучину беззакония. Но, впадать в подозрительность, как оказалось, было рано. Предполагаемая злонамеренность представителя напрочь исключалась следами гуманитарного образования во время замеченными мною на его лице. Добрый малый, скорее всего, попытался процитировать Кафку, его стихотворение в прозе: " - Дураки не устают.- Почему же? - А, от чего им уставать?". Но, разгорячившись не только сердцем, но и головой, в запальчивости попутал слова.
Такая приверженность юриста к эстетике абсурда в высшей степени похвальна и незамедлительно требует для него дополнительного поощрения.


Не всё в этой заметке интересно и понятно читателю. Например, отчего у автора такая неприязнь к "Марсу?" Ответ прост - от полного профессионального бессилия перед "юридической мощью" производителя. От неготовности принимать как данность откровенно пристрастный суд, в котором удачливая компания легко получает решения, вынесенные по известному принципу: "По форме правильно, а по существу издевательство"". Поэтому "легче провести караван верблюдов через игольное ушко", чем защитить интересы пострадавших от компании лиц.


Какая такая нужда заставляет "Марс" учинять издевательство в рамках, якобы, строжайшей законности? Что это? Недомыслие менеджеров или просчёты юристов - людей чистых, но неумелых? Кому, например, вдруг понадобилось отправлять молодых ребят в места лишения свободы и устраивать с этой целью показательные процессы? В зале суда гордая компания отказалась пойти с ними на примирение. Даже с теми из расхитителей, кто полностью возместил ей причинённый ущерб. С такими "марсиане" решительно отказались дружить. Другое дело приятные во всех отношениях парни, выкидывающие пачки долларов из окна электрического поезда. Кто превратил Смайта в непримиримого борца за чистоту рядов адвокатуры, сделав из него лгунишку? Интересно, что он, за свои неудавшиеся хлопоты по увольнению адвоката, потребовал 60 тысяч рублей. Почему, если во всём мире иностранным компаниям запрещено вмешиваться в дела государства, а тем более передавать деньги правоохранительным органам, то для "Марса" в Ступино закон не писан? А ещё есть многое, многое другое, о чём упоминать - себе дороже+.

Борис Ольхов