Закадрить конкурента

Содержание материала

За сотрудниками этих компаний охотятся конкуренты -- так было десять лет назад, то же самое происходит и сейчас. «Секрет фирмы» представляет лучшие кадровые «школы» России.

«Это какой-то заговор,-- говорит топ-менеджер крупной компании.-- Где бы я ни работал, меня всегда окружали выходцы из Coca-Cola, Mars и McKinsey». 


Список можно продолжить -- Danone, Unilever, Kraft Foods, Gillette, «большая четверка» аудиторов… Эти компании досыта накормили российский рынок менеджерами -- сегодня их бывших сотрудников можно встретить во многих фирмах в самых разных отраслях. И дело вовсе не в заговоре. Просто выходцев из этих компаний считают на рынке труда суперпрофессионалами. В начале 1990-х годов западные фирмы начали обучать российских специалистов новым профессиям, таким как маркетолог и HR-менеджер. С тех пор рекрутеры и эйчары уважительно называют эти компании «кадровыми школами». Кстати, некоторые менеджеры успели закончить не одну школу -- например, генеральный директор «Вымпелкома» Александр Изосимов прошел подготовку в McKinsey и Mars, а гендиректор Altimo Алексей Резникович -- в Procter & Gamble и McKinsey.


Между компанией-школой и обычной компанией есть как минимум четыре различия. Кадровая школа обладает технологическими ноу-хау, и эти знания представляют большой интерес как для соискателей, так и для конкурентов. Кроме того, компания-школа вкладывает значительные суммы в обучение и развитие персонала. На ее сотрудников существует повышенный спрос на рынке труда, им готовы даже переплачивать. А иногда компании становятся школами благодаря суровым условиям труда, заставляя сотрудников решать нестандартные задачи.

Первыми кадровыми школами можно считать большинство крупных западных компаний, и они до сих пор удерживают за собой это звание. А вот среди российских фирм выделить кадровые школы не так просто -- многие из них действительно являются кузницей профессионалов, но лишь на своем рынке. «Секрет фирмы» определил десятку самых известных «школ», которые во многом определили лицо российского рынка труда. И выяснил, чем славятся выходцы из этих компаний.

АВТОМАТ COCA-COLA

Coca-Cola -- настоящая машина по производству менеджеров. Выпускников этой компании можно сегодня встретить практически во всех отраслях -- от ИТ до цветной металлургии. Не говоря уже о «родной» индустрии -- FMCG.

Из Coca-Cola вышли десятки топ-менеджеров российских корпораций — пожалуй, больше чем из какой-либо другой кузницы кадров. В их числе — гендиректор «Сладко» Александр Михайлов, глава Sitronics CE Владимир Левченко, руководитель «Оптителекома» Игорь Столяров. А Тони Майер, назначенный в апреле прошлого года председателем правления «Вимм-Билль-Данна»,— пожалуй, главный «выпускник» Coca-Cola.


Причина популярности в том, что кадровая школа Coca-Cola сочетает сразу две особенности. С одной стороны, здесь стремятся развивать сотрудников, вкладывая огромные деньги в их обучение. В этом плане Coca-Cola является даже не школой, а университетом менеджерских технологий. С другой стороны, компания держит сотрудников «в ежовых рукавицах»: например, их открыто настраивают против главного конкурента — PepsiCo.

В результате у людей, прошедших через Coca-Cola, вырабатываются два весьма полезных качества: структурированность мышления и стрессоустойчивость. За это их и ценят конкуренты. Маркетинг, финансы, HR, ИТ — во всех этих областях сильны сотрудники Coca-Cola. Но чаще всего работодатели охотятся за специалистами по налаживанию каналов продаж. «Торгового представителя из Coca-Cola любая другая FMCG-компания возьмет сразу на должность менеджера по ключевым клиентам»,— говорит партнер компании „Агентство Контакт” Марина Тарнопольская.— Например, когда компания „Исток” несколько лет назад запускала в Москве программу по работе с торговыми точками, они старались переманивать исключительно „кокакольщиков”».

Впрочем, слепая вера в силу технологий — обратная сторона достоинств выходцев из американской корпорации. Некоторые рекрутеры считают, что выпускники Coca-Сola склонны мыслить по шаблону. А такой подход далеко не всем работодателям придется по душе.

ЗВЕЗДНЫЕ СТРАТЕГИ

Компания McКinsey & Co превратилась в своеобразный фетиш российского кадрового рынка. Хорошо или плохо работают ее сотрудники — выходцам из McKinsey всегда будут предлагать золотые горы.

Визитной карточкой Procter & Gamble является принцип «продвижения изнутри». «Мы нанимаем людей только на позиции специалистов, ассистентов и младших менеджеров,— говорит менеджер отдела кадров P&G Варвара Лялягина.— Подавляющее большинство новых коллег приходит к нам практически без опыта работы прямо с университетской скамьи». А вот на обучении персонала компания не экономит — ежегодно она вкладывает в него миллионы долларов.


Такой подход открывает хорошие возможности для развития сотрудников внутри компании — более 25 человек, начинавших карьеру в российском офисе P&G, сегодня занимают руководящие посты в ее отделениях по всему миру. Но еще больше компания помогает конкурентам. Для них P&G — поистине золотая жила: оттуда всегда есть кого переманить. Например, один из самых известных «выпускников» — генеральный директор Altimo Алексей Резникович, который пришел в P&G в 1992 году на позицию помощника брэнд-менеджера.

Первыми трофеями конкурентов обычно становятся маркетологи P&G, которых ценят за высокую квалификацию и профессиональную смелость. В отличие, например, от строго регламентированной Coca-Cola, P&G поощряет маркетинговые эксперименты. «В P&G можно запустить любой брэнд»,— говорит бывший сотрудник компании Сергей Глухов. Некоторые эксперименты заканчиваются неудачно, но большинство продуктов, как правило, «выстреливают». С этим подходом связан и основной недостаток выходцев из P&G — они привыкают к свободной творческой атмосфере. «Если „проктеровцу” приходится постоянно преодолевать внутреннее сопротивление, он теряется»,— говорит Сергей Глухов. Возможно, поэтому выпускники P&G с трудом адаптируются в тех компаниях, где не приветствуют отступления от стандартов.

РАСТОЧИТЕЛЬНАЯ ЭКОНОМИЯ

Моющие средства Procter & Gamble экономят деньги домохозяек. P&G как работодателя тоже отличает стремление к экономии: сотрудников не балуют сверхзарплатами, а хедхантерам и вовсе не достается ни копейки.

Визитной карточкой Procter & Gamble является принцип «продвижения изнутри». «Мы нанимаем людей только на позиции специалистов, ассистентов и младших менеджеров,— говорит менеджер отдела кадров P&G Варвара Лялягина.— Подавляющее большинство новых коллег приходит к нам практически без опыта работы прямо с университетской скамьи». А вот на обучении персонала компания не экономит — ежегодно она вкладывает в него миллионы долларов.

Такой подход открывает хорошие возможности для развития сотрудников внутри компании — более 25 человек, начинавших карьеру в российском офисе P&G, сегодня занимают руководящие посты в ее отделениях по всему миру. Но еще больше компания помогает конкурентам. Для них P&G — поистине золотая жила: оттуда всегда есть кого переманить. Например, один из самых известных «выпускников» — генеральный директор Altimo Алексей Резникович, который пришел в P&G в 1992 году на позицию помощника брэнд-менеджера.

Первыми трофеями конкурентов обычно становятся маркетологи P&G, которых ценят за высокую квалификацию и профессиональную смелость. В отличие, например, от строго регламентированной Coca-Cola, P&G поощряет маркетинговые эксперименты. «В P&G можно запустить любой брэнд»,— говорит бывший сотрудник компании Сергей Глухов. Некоторые эксперименты заканчиваются неудачно, но большинство продуктов, как правило, «выстреливают». С этим подходом связан и основной недостаток выходцев из P&G — они привыкают к свободной творческой атмосфере. «Если „проктеровцу” приходится постоянно преодолевать внутреннее сопротивление, он теряется»,— говорит Сергей Глухов. Возможно, поэтому выпускники P&G с трудом адаптируются в тех компаниях, где не приветствуют отступления от стандартов.

ЕСТЬ ЛИ ЖИЗНЬ ПОСЛЕ «МАРСА»?

Секрет успеха менеджеров Mars -- в особой корпоративной культуре компании, которая резко контрастирует с внешне неприветливой оболочкой.

Семья Марс, владеющая компанией, тщательно оберегает ее внутреннюю жизнь от посторонних наблюдателей. Когда в 1999 году умер основатель бизнеса Форрест Марс, компания отказалась подтвердить прессе даже сам факт его смерти.


Российский офис Mars выглядит таким же неприступным. Несколько лет назад компания переехала из Москвы в подмосковный город Ступино. Говорят, что после этого на рынок труда вышло немалое количество «марсиан», которые не захотели покидать столицу. К немалой, кстати, радости других работодателей, которым обычно приходится ждать, пока кандидаты «созреют».

«Mars не бюрократический бегемот, а большая компания с предпринимательским духом»,— уверяет экс-сотрудник компании Дмитрий Ширшов. За это, кстати, и ценят ее питомцев. Например, Роман Петренко, ныне возглавляющий телеканал ТНТ, в свое время придумал концепцию знаменитого ролика Chappi с говорящими собаками.

Креативность «марсиан» во многом связана с семейным духом, царящим в компании. По традиции, заложенной Форрестом Марсом, сотрудники компании работают в помещениях без перегородок и кабинетов. Постоянное общение друг с другом не только стимулирует творческий процесс, но и способствует обмену знаниями между сотрудниками. «Mars учит мыслить кросс-функционально»,— объясняет Дмитрий Ширшов. Именно этой чертой славится, пожалуй, самый известный «марсианин» — генеральный директор «Вымпелкома» Александр Изосимов.