Русский город перед выборами

 " Больше нет политической жизни "

В уличной картине только отдельные путинские плакаты: в некогда закрытом городе Ступино предвыборная борьба происходит за запертыми дверями. VON KLAUS-HELGE DONATH

Таких больших предвыборных рекламных плакатов в Ступино больше нет.   Фотография: dpa.
Таких больших предвыборных рекламных плакатов в Ступино больше нет. Фотография: dpa.
 

Ступино. "В вере мы сильны, в действиях славны", написано на цоколе памятника боевому реактивному самолету при въезде в Ступино. Город расположен в 100 км к югу от Москвы и был недоступен в советские времена для иностранцев. Найти его было непросто. На географических картах был не обозначен.
8 из 11 партий, участвующие в выборах, представлены в Ступино. Однако, в города это незаметно. Трудно обнаружить какие-либо плакаты, не видно активистов, агитирующих избирателей. Только тут и там висит огромный Владимир Путин: портрет с галочкой в клетке 10. Направляет послание избирателям.

Пояснение.
В лабораториях вооружения и космоса Ступино лучшие ученые СССР когда-то производили исследования. Население жило в неплохих условиях. Но с крушением Советского Союза в 1991 военная промышленность пришла в упадок. Научный авангард больше не был востребован и беднел. Дюжины закрытых городов в России имели похожую судьбу, только немногие вышли из этого состояния. Ступино - это одно из редких исключений, город с 70.000 жителями.

" Уже 3 года мы занимаем в промышленном производстве Московской области первое место", говорит заместитель главы администрации Александр Рацимор. Курирует социальную сферу Ступино.
Рацимор - это член кремлевской партии Единая Россия. Также Глава Павел Челпан присоединялся к партии.
В новой государственной партии состоят все, кто хотел бы принимать активное участие в политике и экономике. Челпан считается головой экономического чуда и управляет Ступино уже 21 год. В 80ые годы он был членом предыдущей государственной партии КПСС. Основание его успеха заложено в середине 90ых годов, в то время, когда Россия обходилась без государственной партии. Тогда граждане выбирали его главой.
Взлет экономики Ступино обязан привлечению иностранных предприятий. Концерн кондитерских изделий США Марс первым пришел на Ступинские земли. Тот, кто работает на этом заводе, принадлежит сегодня к элите города. «Марсианин» - человека Марса, как они называются в Ступино. Зарплаты вдвое больше, чем на государственных предприятиях. С тех пор более 10 западных концернов расположились на Ступинских землях.
" Люди в западных предприятиях выглядят зажиточно, лучше одеты и подходят иначе к жизни ", говорит собеседник. Рацимор видит только положительные действия: это меньше алкоголизма, молодежь больше не рвется в Москву и повышается уровень рождаемости (про уровень ложь – www.142800.ru).
Ступино - это пример удачной кооперации между Западом и Востоком. Городской заместитель также соглашается в этом. Тем не менее, президент Путин строит предвыборную борьбу на основе антизападной пропаганды.
Нет ли здесь никаких противоречий?
Рацимор долго обдумывает, очень долго, он извивается и уклоняется. Каждое слово хочет обдумать. Необдуманное суждение может стоить должности.
" Мы не должны агитировать на улице ", объясняет Рацимор, наконец. Это причина, отсутствия агитаторов. " Конечно, собрания происходят в рабочих коллективах ", говорит он. Собственно, партийная агитация на рабочем месте не допустима. Но ни управление района, ни государственные предприятия не придерживаются этого принципа. Эталлоном являются коммунистические производственные структуры советского времени, они гарантировали социальный контроль выборов также на рабочем месте.
" В государственных предприятиях начальники стоят прямо для выборного поведения подчиненных ", говорит Майя Прокуренкова член партии СПС. " Каждый может потерять: служащий - рабочее место, начальник - должность. Местное управление должно отчитываться перед губернаторами, и если они не покажут заказанный результат выборов, они также наказываются Кремлем. " Принцип работает, но мне терять больше нечего, смеется пенсионерка. Но и она предпочитает встречаться под открытым небом для беседы."
Никогда не знают. "Моя дочь работает в государственном предприятии и боится потерять из-за ее высказываний место. Давление, предопределить правильный выбор на предстоящих в воскресенье выборах, оказывается на малые и средние предприятия, рассказывает Прокуренкова. Им угрожают лишениями лицензий.
Также Владимир Махотин, который представляет демократическую партию ЯБЛОКО с начале 90ых годов на месте, недоверчив. Также, он лучше хотел бы разговаривать в надежном месте. 2 недели назад 2 сотрудника Федерального экономического надзора стояли перед его входной дверью. У ЯБЛОКО отсутствуют средств, и таким образом он заявил офис у себя дома. " Хотели запугать меня при посещении", говорит Махотин, один из редких, но типичных вольнодумцев России, из которых обычно получаются мученики. Экс-депутат городского представительства выступал против произвола бюрократии и был наказан. Недавно глава экономического надзора также дал о себе знать еще раз лично ему и ссылался на обострение экстремизма, рассказывает Махотин.
Следовательно может быть наказан тот, кто критикует работу служащего.
" Больше не имеется политической жизни у нас ", говорит он. Майя Прокуренкова еще более пессимистична: " Живем ли мы снова в тоталитарном государстве, мы узнаем через один день после выборов. " Тем не менее, оба не хотят сдаваться без боя. " В вере мы сильны " написано на цоколе при въезде в Ступино.

VON KLAUS-HELGE DONATH
taz, die tageszeitung, 30.11.2007
(перевод www.142800.ru)