Ячейка с криминальным секретом

В Петербурге применена новая мошенническая схема. Продавец квартиры, не дожидаясь госрегистрации сделки, предъявил липовую доверенность и изъял деньги из банковской ячейки.

Семья Трушиных решила приобрести квартиру. Мама Анны Трушиной продала свое жилье в Алма-Ате, перевела деньги через банк и собралась переезжать в Петербург.

Денег было в обрез, покупатели искали вариант подешевле. Нашли: за "двушку" на ул. Матроса Железняка, 21 продавец - Руслан Гояев - просил $90 000. Квартира была в ужасном состоянии, к тому же там была зарегистрирована неизвестная бабушка. Однако продавец уверил, что к моменту регистрации старушка выпишется и съедет.

Стороны договорились о сделке, составили положенные бумаги. Подписали договор купли-продажи, отнесли документы в Управление Росрегистрации по СПб и ЛО. Документы у них приняли 1 марта, зарегистрировать сделку должны были в ускоренном порядке - 16 марта.

Деньги для расчетов покупатели положили в специально арендованную ячейку банка "Викинг". (Руслан Гояев настаивал именно на этом банке и на другие варианты не соглашался. Кстати, в банке, по словам Анны Трушиной, его узнали - он здесь уже бывал…) Затем продавец пропал, перестал отзываться на телефонные звонки.

Встревоженные покупатели обратились в Росрегистрацию. Там им сообщили: сделка приостановлена, Управление ФРС направило запросы в ГУ МВД Петербурга, в УВД Приморского района и в Управление по налоговым преступлениям.

"Вопрос о регистрации, - говорилось в официальном ответе, - может быть решен после получения ответов на вышеуказанные запросы…"

Ячейка

Покупатели бросились в банк. Там их ждала главная неожиданность: еще 5 марта, чуть ли не сразу после подачи документов, Руслан Гояев деньги из ячейки изъял. При этом женщина, бывшая с ним, предъявила доверенность, якобы написанную Трушиной.

Между тем в соглашении об аренде сейфа говорится: клиент (то есть Гояев) имеет право доступа к сейфу только в присутствии Анны Трушиной. В допсоглашении действительно есть пункт: клиент "вправе доверить право пользования сейфом третьему лицу" (по нотариально удостоверенной доверенности).

Но это другой случай - сейф могли открыть Анна Трушина и некто с доверенностью от Гояева, а не наоборот!

Оперативники, знакомые с проблемой, говорят: ни один нормальный банк не станет рисковать репутацией, нарушая условия доступа к ячейке. Квартирная сделка предусматривает слишком серьезные деньги, чтобы давать к ним доступ по доверенности.

По словам покупателей, в банке им сказали: "А мы не знаем, что в ячейке было. Может, вы туда морковку положили". Хотя именно эта сотрудница предоставляла машинку для пересчета денег, конверты и клейкую ленту…

Нотариус

Доверенность на право пользоваться банковской ячейкой была оформлена на имя Наталии Толоконниковой 1975 года рождения. Удостоверила документ нотариус Ольга Пасхалис.

Помощник нотариуса признает, что Анна Трушина к ним не приходила, была какая-то другая женщина, возможно - немного похожая. Получается, что мошенники за несколько дней не просто переклеили фото, а подделали паспорт Трушиной со всеми данными?

Более того, с паспортом Толоконниковой тоже не все в порядке. По некоторым данным, ее уже нет в живых (информация проверяется). Значит, и в банк приходила не она?

Нотариус, конечно, не обладает квалификацией эксперта. Однако, похоже, в этой сделке участвовали две фальшивки сразу…

Подробности

ОБЭП Центрального района проводит проверку, по-видимому, будет возбуждено уголовное дело.

Из Росрегистрации пришло еще одно разъяснение. Документов, необходимых для регистрации, в Управлении ФРС нет - "в связи с проведенной 13.04.2007 выемкой".

А изъяли документы потому, что 10 апреля следователь СУ при УВД Приморского района возбудил уголовное дело, в котором фигурирует квартира на ул. Матроса Железняка. Детали неизвестны. По данным "НП", оперативники подозревают, что это жилье приватизировано незаконно (по липовым документам).

Ни один вменяемый покупатель не стал бы приобретать квартиру, в отношении которой ведется проверка. Но где можно легально получить такую информацию?

Юрист Владимир Малашин полагает, что далее (в суде) речь может идти или о правах добросовестного приобретателя (договор-то Гояев подписал и на тот момент считался собственником), или о возмещении ущерба. Во втором случае претензии могут быть обращены к банку и к нотариусу.

Для большинства наших сограждан квартира - единственный значимый капитал, а квартирная сделка проводится раз или два в жизни. По закону гражданин защищен на всех этапах: бдительными госорганами, неподкупным нотариусом, солидными банкирами. По факту - беззащитен перед мало-мальски смышленым мошенником.


Дмитрий Синочкин
Источник: Недвижимость и строительство Петербурга